Рассказ о молодом Гарпе

В Освате, с давних времен время как бы застыло, горожане давным-давно привыкли к своему укладу жизни, и сами добровольно (ну кроме странных чудаков и пьяных молодцев) не выходили за известные, отмеченные еще стариками, переходы.

Главной достопримечательностью Освата - были его зеленые фонари - город освещала вершина инженерной мысли лучших мастеров - насосная станция перегоняла по трубам из колодца земляное масло, которое сжигалась в фонарях по ночам. По странному составу масло горело не красно-желтым цветом, а желто-зеленым - от того с древней давности главным цветом геральдики Освата - был зеленый.

В городке рождались, работали, женились и отмечали торжества в единственной таверне и умирали на местном погосте. Дело в том, что случайные путники из соседних городков сюда забредали очень редко, да и не зачем. Осват был отдельным мирком, в котором даже количество кружек пива и свежих лепешек на вечер было просчитано практически за год, никаких других ценностей в городке не было.

Но все изменилось, когда несколько лет назад случился "сдвиг". Сдвиги случались и раньше, но никогда так близко, глубокой ночью все жители Освата (кроме тех, кто перебрал вечером в таверне) проснулись от сильного грохота. Самые отчаянные смельчаки выбежали на улицу, но на дворе как обычно стояла непроглядная тьма, а все городские фонари потухли и не горели.

Наутро, выяснилось, что городская насосная станция, которая гнала земляное масло к фонарям - исчезла, а вместе с ней исчез и городской погост. Станцию быстро отстроили заново, благо колодец с земляным маслом остался цел, а вот новых умерших было решено сжигать и развеивать их прах в дальних переходах.

Через некоторое время в переходах стали попадаться живые мертвецы, сначала по одному, а потом целыми толпами, единственным их желанием которых, было насытить свой вечный голод живой плотью. Мертвецы не смогли пройти городскую черту, а также не попадались в переходах, где был развеян прах.

Проповедники уже вели разговор о скорой кончине, пока старый трактирщик Сбогл (нынче на пенсии, трактиром управляет бойкая жена его сына - Лихвет), отправившись в путь по переходам (не иначе как незаконные медные сплавки прятал, лиходей) - не наткнулся на очередного мертвого гуляку - наткнулся и узнал. Это был давно почивший в бозе, пьяница Ротхем, завсегдатай трактира - "Синяя пыль", причем в то время, когда верховодил там старина Сбогл.

Жаркой встречи со старым приятелем Сбоглу удалось избежать, применив на практике свою вечную поговорку - "шевели быстрее руками и ногами - ближе к дому дорогу найдешь".

Староста Гребл, узнав о случившимся и спросив Сбогла про количество выпитого пива накануне, собрал совет из жителей Освата. На совете все разом поверили Сбоглу, уж больно ярко он рассказывал о уже не живом пьянице Ротхеме, и вынесли решение - что городской погост вместе со всеми его обитателями, которые, как все думали, исчезли - на самом деле превратился в дом рожениц для новоявленных чудовищ.

Чтож и раньше особо никто не рвался прогуляться по переходам, а сейчас это приняли как закон - что не один гражданин в возрасте до 21 года не имеет права выходить без письменного разрешения старосты (или его верных заместителей) за пределы городской черты.

Чуть позже была внесена первая поправка - за пределы ближних переходов (городская черта пролегала чуть дальше и у многих в ближних переходам были свои участки, кладовые или даже тайники).

Прошло еще несколько лет и потихоньку стали забываться рассказы о другом мире, лишь изредка (и это вызывало всегородской резонанс) в Освате появлялся путник из ближайшего Вистета или Ранота.

В этот день назначался городской праздник, и городской совет оплачивал торжественный ужин-встречу в таверне.
И в очередной раз в Осват нагрянул путешественник, он был грязен и ранен(вся его куртка была в лохмотьях и бурых пятнах), и почти едва-едва держался на ногах.
- Господа, я не ел три дня - молвил он и упал, прямо на клумбу дородной Китти.
- Мои цветочные раппапилы! - вскрикнула Китти и схватила несчастного. Ей на помощь кинулось несколько добровольцев (которые, скажем прямо были не нужны, Китти и одна могла донести и путника и еще сразу этих добровольцев).

Путника, по привычке, отнесли в таверну и положили на лавку.
- Ну и что это? - спросила Лихвет, протирая грязным полотенцем чистую кружку
В толпе (а уже набежало практически треть городка) сразу закричали про далекого путника и торжественную встречу (закон №7 города Осват), Лихвет от радости чуть не сломала ручку у кружки.

Во время таких ужинов (а их уже было со времен ее замужество - целых пять), она умудрялась списывать такую прорву пива и еды, что потом несколько месяцев могли бы принимать всех бесплатно. Могли бы - но не принимали, Лихвет откладывала серебряные слитки, которые выдавал совет, в погреб в сухую бочку с песком, пару слитков она разменивала у купеческой гильдии, заходя во все три лавки по несколько раз, создавая иллюзию, что распродает все. На что она копит и зачем скрывает даже от мужа, Лихвет не знала и сама, просто что-то ей подсказывало, подталкивая на этот шаг, но что она не понимала.

В тот же вечер горожане весело и с размахом отмечали праздник "Встречи", путник уже оклемался с дороги, и выяснилась - что он идет издалека, и даже дальше чем они думали - что он Лодниец и поэтому, как он рассказал, его камзол вышит золотом.
Большинство, да что там говорить - никто, и слыхом не слыхивал, про город такой - Лодни, но не верить путнику было никак нельзя.

А вскоре почтенный Кторх нашел книгу о путешествиях Ранотийского старосты, которую подарил им один из предыдущих гостей, в которой описывался далекий город Лоднии, скрытый тяжелыми и опасными переходами.

Праздник стал набирать новые обороты, ведь не простой гость пожаловал, а вон из какого далека! Ктрох пытался выяснить про жизнь и обычае неизвестного города, но остальные горожане (и Лихвет, которая лично подливала пива в кружки), оттеснили его и почти до утра пили за путника, встречу и конечно за дружбу Освата и Лоднии.

Утром Гарп как обычно разжег огонь в тиглях и стал отбивать ржавщину со старых железных предметов, которые нашли в переходах. Железо был странно изогнут и Гарп как ни силился не мог понять, что-же это было раньше и зачем древним понадобилось так изгибать и продырявливать листы отличного металла.

Чуть позже в кузню вошел Бихл, Гарп сразу понял что отец не в духе, еще бы почти до гашения фонаря старосты досидел в таверне(фонарь старосты к слову, зажигался и гас самым первым, а самым последним - фонарь "Синих Глаз", да и то после того как Лихвет заплатила за перенос труб от станции).
- Отец, а тебе не показалось, что путник слишком быстро оправился от ран - спросил Гарп отца
- пиво Сбогла любого поставил на ноги - хрипло ответил тот
А некоторых даже на голову, подумал Гарп, а вслух сказал - Ну трактиром уже заправляет Лихвет, а почтенный Сбогл просто приходит туда
- и что? Традиции, сын, это все для нас, для Осватовцев! - Мы чтим традиции, и мы не меняемся уже многие лета. Лихвет будет варить пиво по той же технологии, что и варил его Сбогл и оно всегда будет таким: - тут Бихл замер и Гарп решил взять быка за рога
- Отец, а может мне стоит сбегать и принести тебе немножко Сбогловского отборного, для здоровья?
Бихл быстро кивнул и присел на лавку. Гарп быстро пробежал пару домов и взял полную кружку пива (на утро - до полудня - оплата таверны все еще шла от городского совета). В таверне еще находились немногие горожане, кто-то спал, кто-то пытался влить в себя еще один глоток такого вкусного халявного пива.

Среди прочих на лавке растянулся и путник. Гарп подошел к нему поближе, чтобы рассмотреть (малолеток, в таверну после зажжения фонарей, не пускали). Путник был довольно молодым человеком, может чуть старше самого Гарпа , был одет в плащ Освата (наверное Китти похлопотала), а под плащем виднелся камзол в уже таких же бурых пятнах как и вчера. Как странно, подумал Гарп, кровь, своя иль чужая, должна бы почернеть. Он решил проверить свою догадку и уже потянулся к комзолу путника, но тут тот проснулся - куда тянешься крыса инномская - громко крикнул он. Гарп покраснел и быстро выбежал и остановился только перед кузницей и с удивлением обнаружил, что он практически не пролил ни капли из кружки.
Кружка была торжественно вручена Бихлу, который тот час объявил о его личному, уже семейном празднике - отдыхе после "встречи".

Собственно этот семейный праздник - уже был традицией и Гарп его отмечал уже семь раз, отец его любил выпить, как в прочем и все остальные горожане, которым разрешено было посещать таверну.
Гарп решил обсудить странное поведение путника со своими друзьями - Китлху - сыном торговца и Птолу - отроком старосты.
Птолу был в восторге от вчерашней встречи, ибо ему позавчера (раньше всех) исполнился 21 год и он вместе со всеми и рядом с отцом (почтенным старостой Греблом) сидел в таверне. Пива пить, правда, отец ему не разрешил, зато наливки из молодой рапапиллы, он отведал вдоволь. - От нее так не слушаются ноги - рассказывал он. - и в чем тут соль, что ходить не можешь? - спросил Гарп - отец мой вон если так выпьет - так лучше не попадайся ему под руку, вон в прошлый раз скамейку сломал - а хотел всего-то показать как молотом бьют.
- да рука у Бихла тяжелая - сказал Китлх, - зато почет ему и пятерина от всех денежных средств.

Тут стоит рассказать чуть больше о Китлхе. Китлх - самый юный из троицы, с детства любил почитать книги и рассуждать о прочитанном. Собственно именно за это его и не любили, только Птолу и Гарп смогли с ним поладить, Птолу - потому что редко слушал вообще любого собеседника, а Гарп защищал Китлха от насмешек сверстников.
Китлх - знал все законы и поправки к ним, а также имел собственное мнение на каждый закон и поправку. Рассуждая о "пятерине" Китлх имел ввиду,что Бихл - как городской кузнец - а должность это выборная (да не каждый берется) получает пять процентов от любого дохода полученного любыми другими горожанами. Также пятерину получали лекарь, староста и проповедник. Однако кузнец и лекарь - сами могли получать доход от граждан и тогда они сами платили пятерину старосте и проповеднику. Хуже всего было торговцам - которые платили процент всем.
- Перестань - прервал дальнейший монолог о социальной несправедливости Гарп - скажи мне лучше про путника, что ты думаешь Китлх?
- тут тоже много странного, я читал древнюю книгу и в ней написано о неудачном походе Вистетского отряда к переходам Лодни, но только один смог спастись от жутких монстров, и то пришел без рук и на одной ноге, остальные же и вовсе пропали
- один всегда умнее толпы - вставил Птолу - так говорит мой отец, и я считаю, что он прав. Где погиб отряд - всегда мог проскользнуть один.

Тут Птолу достал длинный, завернутый в сухие водоросли, предмет и протянул его Гарпу - совсем забыл самое главное, с днем рождения тебя!
Гарп чуть не упал на землю, как он мог забыть! Как мог забыть его отец! Ведь его год сегодня - год зрелости, год принятия решений. Сегодня ему исполняется двадцать один, а это значит - что он может сам увидеть монстров в жутких переходов, а быть может и другие города.
- да теперь мы с тобой сможем сидеть по вечерам в Синих Глазах - воскликнул Птолу, по-своему понявший появившийся блеск в глазах Гарпа.
- да и это тоже - произнес Гарп, даже не понимая для чего ему сидеть, да еще по вечерам в таверне.
- а что-же другое? Неужели ты еще не выбросил свои дурацкие мечты из головы? Все хочешь отправиться в поход к дальним городам? Да тебя сожрут в через минуту, как ты преступишь городскую черту! Я тут на днях составил статистику про несчастные случаи, когда горожане выходили в переходы, представляешь - гибнет каждый третий - начал привычную песню Китхл
- может это от того, что большая половина выходила пьяная и просто не смогли найти дорогу назад - мрачно пошутил Птолу - но как бы то ни было, тебе еще нужно получить разрешение, и если ты не забыл то оно выдается моим отцом. И будь уверен, он и выдаст его только после славной гулянки в таверне, уж я-то его упрошу!

Вечером в Синих Глазах, Гарп вместе с Птолу отмечал свой первый день взрослой жизни, Китлха, как было ожидаемо не пустили, а вернее выгнали, когда зажегся первый фонарь - у дома старосты. Гарп настоял, чтобы они засели в таверну еще в "детское" время, чтобы Китлх, хоть немного побыл с ними. Птолу пил первое свое пиво, а Китлх и Гарп - компот из странных плодов.
К тому времени как в таверну стали заходить вечерние завсегдатае, Птолу выпил уже пять кружек отборного Сбогловского, и это не могло не сказаться на его дикции и координации.
- Знаешь Гарп - чуть протяжно начал он, совсем как его отец - что еще нужно для жизни, хорошая работа и после трудового дня - хороший отдых, за кружкой хорошего пива.
- Какой еще трудовой день, Птолу? - спросил его Гарп
- Ну, я про то, что когда меня изберут старостой, про то время - разоткровенничался Птолу и шепотом добавил - и отец сказал, что дело решенное.

Вообще-то должность старосты была выборная, правда уже несколько поколений старост были из рода Греблов. Да собственно никто и не особо и не протестовал, а некоторые считали это одной из традицией, а традиции в Освате чтили свято.

Друзья собирались уже расходится, как их внимание привлек шум около крайней скамьи (той что стояла и самой двери, и которую занимали в самую последнюю очередь, если уж других мест не было). А шумела как всегда Лихвет ухватив за плащ путника.
- да собирался я заплатить , глупая женщина - громко говорил тот - просто ветру решил пройтись, пусти!
- а зачем тогда сумку свою забрал? - спросила Лихвет, тоном, которым она обычно выпроваживала тех кто сильно притомился от отборного.
Путник, начал было говорить, что опасается за сумку, но как только начал говорить, вся таверна загудела, воровства в Освате не было.
- Братцы, а по-моему он нас жульем обозвал - крикнул молодой заводила Птрех, который часто пытался устраивать пьяные драки.
- да, что вы уважаемые, никак нет, просто у нас в Лодни, есть такие, и привычка уже, старинная, то есть старая - быстро начала оправдываться путник. Посетители таверны успокоились, так как все практически обладали мирным и не злобливым характерам, сел на скамью и путник. Затем резко встал и подошел к столику Гарпа
- извини меня, утром с тыква болела, спутал тебя - сказал он.
- тыква? - повторил Китлх?
- а! Голова - мы ее тыквой зовем у нас, и кстати меня зовут Гроз, а что вы празднуйте?
- День рождения Гарпа, милейший - ответил Птолу - я Птолу, а это Китлх.

продолжение следует